Про свою стратегию

Говорят, невозможно запланировать развитие своего бизнеса на 20 лет вперед. Я считаю, что это не так. И не думаю, что сглажу (я разумно суеверный), если расскажу про свой. Вдруг кому пригодится. А если нет – считайте это рекламой :-)

В 2003-м году я покинул агентство Coruna, безуспешно пытаясь заниматься в нём интернет–маркетингом. Тогда мы пытались интегрировать Интернет в коммуникации брендов, разрабатываемых агентством. Было много любопытных идей, большинство из которых не прижилось. Директор по маркетингу Tinkoff тогда проигнорировал кампанию, сопровождающую открытие баров бренда, он не верил в Интернет. Мясокомбинаты, производители соков... Собственно, вместе с агентством мы смогли реализовать лишь один проект с компанией "Невские Берега". И акция "Отпразднуй настроение", формирующая трафик на сайт, продержалась более десяти лет. Но это было исключение, остальные занимались телевизором и наружкой. Всего-то за десять лет ситуация изменилась радикально, и даже компании Олега Тинькова стали самыми цифровыми из существующих. В общем, с этим агентством общего языка мы не нашли, хотя я обзавелся парой друзей, чему очень рад.

Тогда я думал, как развиваться в этом бизнесе дальше, и понял, что прежде всего надо читать, а потом – писать. Читал я быстро, писал с ошибками, но выбора у читателей особо не было – тема брендинга была новая и очень примитивно трактующаяся. Это меня и пугало. Но литературы было издано очень много и я прочитал её переведенную часть всю, разумно предполагая, что наши авторы будут заниматься пересказом. Первый крупный проект начался буквально через пару месяцев. Переписку на e-xecutive с рассуждениями о брендинге прочитал владелец бренда Carlo Pazolini и предложил пообщаться. Так мы вместе создали систему марочной документации, упаковывая франшизу Carlo Pazolini в невиданный до сего времени формат. Это был 2004-й год и даже кусочек 2005-го. Потом были еще несколько крупных компаний: один из лидеров в области спорта, не самый маленький американский автопроизводитель, крупный игрок российского рынка перевозок, девелоперы и даже оператор сотовой связи. Тогда начала выстраиваться дальнейшая стратегия: сначала работать на репутацию, чтобы в дальнейшем репутация работала на тебя.

Сделав эти проекты я понял, что знаний не хватает – и решил их искать на стороне клиента. Начальник отдела бренд-менеджмента, директор по маркетингу, директор по развитию... Я стал разбираться в мясе и пшенице, бройлерах и ритейле...Но в кризис всё закончилось и пришлось закатать рукава и снова браться за консалтинговую работу. Правда, через пару лет оказалось, что вся маркетинговая активность в бизнесе свелась к нулю. Шел 2009-й год. Поэтому пришлось поскрести по сусекам и купить ресторан. Скорее даже кафе. Тем более, что один из последних проектов по сетевому общепиту был оплачен, сдан, но пошёл в стол, хотя я был уверен, что не ошибся. Я действительно не ошибся, что проверил на собственном опыте и рискнув своими деньгами. Это время уже можно застать в ЖЖ. Уже тогда во многом кафе развивалось благодаря читателям.

Незадолго до этого меня пригласили в Лондон, поучаствовать в Design Embassy, где крупнейшие британские дизайн–агентства при помощи UK TI экспортировали услуги дизайна по миру. Это был крайне интересный опыт, после которого в голове стала проявляться картинка Syndicated Brands: агентства, где специалисты из разных стран мира работали в коллаборации над одним проектом для российского рынка в зависимости от специфики. Через четыре года, после совместных консалтинговых проектов, агентство заработало. Никакой особой рекламы – только репутация давала клиентов-читателей. И через пять лет круг замкнулся: обслуживание существующих клиентов может обеспечить агентству постоянную занятость и стабильный годовой доход. Ведь в среднем пересматривать и корректировать результаты работы надо один раз в пять лет. А учитывая, что у большинства есть целый портфель торговых марок, да и многие осваивают новые рынки и осуществляют глобальную экспансию – фронт работ формируется достаточный.

Именно поэтому я начал тему гибридных, "производственно-образовательных" проектов. В плане, сформированном еще десять лет назад, этот шаг предусмотрен как переходный от оказания услуг к образовательному консалтингу и школе. Я считаю, что за 15 лет практике можно в достаточной степени обкатать некоторые маркетинговые концепции и модели, чтобы отсеять те, что плохо применимы на практике или не дают должного результата. С другой стороны, практическая деятельность позволяет собрать достаточное количество материалов, связанных с изучением потребностей бизнеса, но уже без ошибок выборки. Это позволит сформировать достаточный "образовательный набор", цель которого – помочь сформировать основные компетенции для владельцев бизнеса. И на данном этапе, занимаясь практической деятельностью, я планирую (в чём честно признаюсь) убить двух зайцев. Помимо понятной текущей работы, дополнительно начинает решаться задача формирования плана обучения для следующего этапа нашего развития, старт которого запланирован в 2022-м году. Собственно, тогда я планирую трансформировать Syndicated Brands в образовательный проект. И уже с чистой совестью начать читать лекции, проводить семинары и учить других тому, что знаю и что проверил на собственной практике и вместе с клиентами.

Последовательность очень простая: формирование репутации – консалтинг и реальный опыт – образовательный продукт. Такой вот запланирован путь: отсутствующего продукта, через формализованный но индивидуальный и дорогой продукт к легко масштабируемуму, но доступному. Увеличивая аудиторию и снижая стоимость.

Recent Posts from This Journal

Если нинать учить, снижается как объём знаний, полезных для отдельного случая, так и понимание самими учащимися. Не зря же люди после чтения постов и прослушивания лекций ищут совместной работы.

В случае дообучения специалистов маркетологов это работает. В случае просто владельцев, будет ли им хватать опыта и понимания для эффективного применения небольшого слоя доставшихся знаний? Хватит ли для смены парадигм?

И встаёт вопрос, насколько полезнее будут лекции С. Славинского чем чтение переведённой литературы?
Теперь понял. Смена парадигмы ведь и есть фокус - и как её менять, будем определять экспериментально.

Я вообще не вижу пользы в лекциях, которые пересказывают чужие книги. Пусть этим высшая школа занимается.

А следующие пять лет - это та самая систематизация, что может лечь в основу своей (книги). Но последняя никогда не была самоцелью.

Поэтому и срок вполне приличный. Пересказ чужого плохо монетизируется :-)

Edited at 2017-01-26 09:34 am (UTC)